1 августа 2010 @ 14:35

Тюзовский спектакль про погибшего пионера-героя начинался скорбно-печально:

Старый партизан присаживался у могильного холмика с красной звездой, наливал из фронтовой фляжки, выпивал и, обращаясь в зрительный зал, говорил:

— Двенадцать лет ему было...

 

Немолодой актёр, «партизанивший» в этом произведении искусства с незапамятных времен, с течением времени начал выпивать ещё в гримёрной: стрезва играть такое было совершенно невозможно. И дедушка Фрейд подстерёг его. Однажды актёр присел у могильного холмика на сцене, ещё выпил и доверительно сообщил детям в зрительном зале:

— Двенадцать лет е#у мыло…