1 августа 2010 @ 14:35

Тюзовский спектакль про погибшего пионера-героя начинался скорбно-печально:

Старый партизан присаживался у могильного холмика с красной звездой, наливал из фронтовой фляжки, выпивал и, обращаясь в зрительный зал, говорил:

— Двенадцать лет ему было...

 

Немолодой актёр, «партизанивший» в этом произведении искусства с незапамятных времен, с течением времени начал выпивать ещё в гримёрной: стрезва играть такое было совершенно невозможно. И дедушка Фрейд подстерёг его. Однажды актёр присел у могильного холмика на сцене, ещё выпил и доверительно сообщил детям в зрительном зале:

— Двенадцать лет е#у мыло…

7 ноября 2007 @ 06:56

Гинеколог внимательно рассматривает негритянку в гинекологическом кресле и задумчиво произносит:

— Какая безвкусица... Кто это, интересно, посоветовал моему соседу-олигарху заказать чёрный Майбах с красной кожей...

метки: врачи, фрейд.
7 января 2007 @ 03:43

Старик Фрейд все таки не зря трудился...

Вот прям сейчас сижу значит на работе, черкаюсь на листке бумаги, просто тупо рисую всякие загогулины, думаю о жизни... Вышел из задумчивости своей, а на рисунке моем... как бы это... женский половой орган получился, причем натурально так, если б специально рисовал не смог бы так! Думаю: надо как-то зачеркать, чтоб непонятно было, а то ведь коллеги что обо мне подумают?!!

Блин, получилось то же, только с волосами!! :) Пришлось вообще листок выбросить...

метки: фрейд.