17 октября 2007 @ 03:37

Были как-то в командировке дружным коллективом, над одним решили подшутить и подбросили ему перед отъездом в чемодан пачку презервативов.

Вернулись домой, жена у него разбирает чемодан и обнаруживает ЭТО!!!

Немой вопрос в глазах супруги, на что наш находчивый коллега быстро среагировал:

— Да это всем выдавали, просто я свои не использовал!

Тесный воинский гарнизон колбасило с неделю: жены допрашивали мужей «где презервативы???».

11 января 2007 @ 01:24

Кто-то, возможно, уже знает, эту историю, ибо по словам знающих людей, она стала на севере почти легендой.

 

Небольшой ликбез:

Устье скважины находится в самом низу буровой вышки и условно считается нулевой отметкой. То есть, все, что ниже устья — скважина, а все, что выше — буровая вышка.

 

Сама история.

На одну из буровых приходит работать молодой парень, только что закончивший какое-то учебное заведение. Буровой мастер — старый и довольно вредный дед, решил его то ли проверить, то ли просто подколоть, и докопался до него с рядом вопросов, типа, покажи мне это, покажи мне то. Парень попался подкованный, шустро показывает нужные механизмы, пока дело не доходит до этого самого устья. Услышав данный вопрос, парень неуверенно смотрит по сторонам, а потом начинает карабкаться на буровую. Дед, радостно улыбаясь и представляя, как парень будет искать это устье на самом верху вышки, лезет за ним.

Тут надо заметить, что подниматься на 50-метровую буровую по продуваемой всеми ветрами железной лестнице, да еще и в нормальный сибирский мороз — удовольствие то ещё. Парень, в силу молодости и общей спортивности организма, добирается до верха довольно быстро. У деда все идет гораздо хуже, но он всё же упорно лезет вверх, по ходу дела матерясь, вспоминая все свои ревматизмы и пыхтя как паровоз. Через некоторое время он всё же покоряет вершину, долго пытается отдышаться и вообще прийти в себя, после чего, безо всяких улыбок спрашивает:

— Ну и где тут, блин, устье?

Парень показывает рукой куда-то вниз и спокойно отвечает:

— Во-о-он оно. Прямо под нами.

 

Над мастером, говорят, ржали вплоть до его ухода на пенсию.